78

ГЛАВА VII

Заботы казачества о благоустройствѣ православной церкви въ Запорожьѣ; регула казацкая объ иновѣрцахъ и иностранцахъ; регула о евреяхъ и старообрядцахъ; регула объ отношеніяхъ Запорожья къ Кіево-Межигорскому монастырю; слѣдствія регулъ; опредленная руга на поддержаніе и благолѣпіе церквей и на содержаніе духовенства; школы при церквахъ и шпитали; зимовники и хутора; каплицы и свѣтлицы съ божницами въ зимовникахъ; каішица Дороша; патроны и покровители православнаго запорожскаго казачества;, путешествіе на богомолье.

Заботы казачества о благоустройстве православной церкви въ Запорожье.

Въ двадцатилѣтнее царствованіе Государыни ?мператрицы Елисаветы Петровны, среди мира и тишины, въ спокойствіи и безмятежіи, запорожскій Кошъ усердно благоустроялъ пра-вославную церковь въ своемъ Покровскомъ приходѣ и въ паланкахъ и слободахъ своего посполитства,—семейнаго ка-зачества, нѣсколькими регулами, общими для всѣхъ постанов-


79

леніями далъ православной казацкой общинѣ. въ своихъ войс-ковыхъ вольностяхъ, опредѣленное устройство и направленіе.

Регула казацкая объ иноверцахъ и иностранцахъ.

Такъ въ это время, по желанію, по общей раде всего войсковаго товариства, въ Кошѣ рѣшено было формально и положительно, въ родѣ клятвеннаго обѣта, чтобы на будущее время никто не могъ быть запорожскимъ казакомъ, кромѣ православнаго русскаго; пришельцы всякихъ другихъ націй и религій, христіане и не христі-ане должны бытъ отселѣ принимаемы въ общину не иначе, какъ послѣ принятія ими обрядовъ православной восточной церкви и послѣ принесенія присяги на вѣрность службы русскому царству. Охраненіе святой православной вѣры Христовой отъ безбожныхъ агарянъ и бусурмань и защита православной земли славяно-русской отъ всѣхъ враговъ стали послѣ сего сознателъною цѣлію для всѣхъ православныхъ запорожцевъ, сдѣлались отселѣ опре-дѣленною основою всѣхъ ихъ душевныхъ помысловъ и желаній.

Регула о евреяхъ и старообрядцахъ.

Казаки-запорожцы, по своему душевному настроенію, по своимъ внутреннимъ христіанскимъ убѣжденіямъ, постоянно питали глу-бокую непримиримую вражду къ евреямъ и къ раскольникамъ-старообрядцамъ; они не любили и ненавидѣли даже донскихъ казаковъ,—старыхъ своихъ братьевъ и соратниковъ, потому только, что по своимъ взглядамь, считали ихъ за старообрядцевъ. Ревниво и заботливо оберегая православныхъ запорожцевъ отъ всякихь увле-ченій, а съ другой стороны, отечески предохраняя ихъ оть непрі-язненныхъ столкновеній съ врагами, запорожскій Кошъ одною изъ своихъ  казацкихъ  регулъ  постановилъ  въ  это   время  формально  -


80

ни въ какомъ случаѣ и ни подъ какимъ предлогомъ не допус-кать евреевъ и старообрядцевъ жить и селиться въ запорож-скихъ казацкихъ земляхъ, не дозволять даже и близкаго сосѣдства ихъ.

Регула объ отношеніяхъ Запорожья къ Кіево-Межигор-скому монастырю.

Казаки-запорожцы, издавна, съ древнѣйшихъ, незапамятныхъ временъ, по родовому наслѣдственному преданію, всегда питали глубокое благоговѣйное уваженіе къ тихой и уединенной Кіево-Межигорской обители, часто посѣщали ее и нерѣдко дѣлали значительные вклады какъ на нужды монастыря, такъ и на содср-жаніе смиренной братіи его. Запорожскій Кошъ, съ самаго основа-нія своего, постоянно считался и дѣйствительно былъ ктиторомь, главнымъ строителемъ, единственнымъ попечителемъ, кураторомъ и вкладчикомъ Кіево-Межигорской обители; всѣ постройки въ са-момъ монастырѣ и внѣ его, всѣ хозяйственныя экономическія заведенія Межигорской обители въ Кіевѣ и на дачахъ монастыр-скихъ сдѣланы и произведены, разновременно, коштомъ, иждиве-ніемъ запорожскаго Коша; драгоцѣнныя церковныя евангелія, чаши и потиры, кресты и разнообразныя облаченія,—все это-даръ отъ усердія запорожцевъ. Каждый казакъ считалъ для себя священ-нымъ долгомъ, непремѣнною своею обязанностію, два раза въ спо-койный годъ, побывать въ Межигорской обители, поклониться святынѣ ея и сдѣлать, въ пользу ея, посильное приношеніе; многіе изъ запорожцевъ, на закатѣ дней своихъ, послѣ бурной боевой жизни, уходили въ тихую, мирную и уединенную Межигорскую обитель, принимали въ ней монашество и въ подвигахъ строгаго поста, неусыпнаго бдѣнія и непрестанной молитвы заканчивая зем-


81

ную жизнь свою, умирали тамъ. Запорожье составляло парафію Межигорской обители, приписной къ ней приходъ ея. Оттуда, изъ Межигорской обители, приходили въ Запорожье, какъ въ Сѣче-вую Покровскую церковь, такъ и въ Самарскій Пустынно-Нико-лаевскій монастырь, всѣ священнослужащіе,-іеромонахи, іеродіа-коны и монахи-чтецы и пѣвцы для совершенія богослуженій и для исправленія христіанскихъ требъ въ общинѣ православнаго каза-чества; охтуда поступали какъ начальники Сѣчевыхъ церквей, такъ и настоятели Самарскаго монастыря. Не кто другой, а толь-ко именно Кіево-Межигорскаго монастыря монахи были для за-порожскихъ казаковъ всегдашними духовными отцами и молит-венниками, наставниками и руководителями. При такомъ близ-комъ, родственномъ отношеніи Запорожья къ Кіево-Межигор-скому монастырю, запорожскій Кошъ, по общей войсковой раде всего казачества, при настоящемъ благоустройствѣ православ-ной церкви въ запорожскихъ вольностяхъ, рѣшилъ и на потомные утвердилъ—какъ въ Самарскій монастырь и въ Покровскую Сѣчевую церковь, такъ и для вновь устрояемыхъ церквей и приходовъ запорожскаго казачества принимать монаховъ и свя-щенниковъ по прежнему только изъ Кіево-Межигорскаго монас-тыря, освященные антиминсы для церквей и св. мѵро для цер-ковно-приходскихъ потребностей выписывать изъ кафедры Кіев-ской   Митрополіи   чрезъ   посредство   Межигорскаго   монастыря.

Следствія регулъ; определенная руга на поддержаніе и благолепіе церкви и на содержаніе духовенства.

Такими и многими другими, подобными симъ, казацкими регулами существованіе православной церкви въ запорожс-кихъ земляхъ организовано, упрочено и на будущее время до-статочно   обезпечено.   ?зъ  дѣловыхъ,   оффиціальныхъ  бумагъ


82

видимъ, что въ это время (1740—1775 гг.), по общей раде казачества назначена была и дѣйствительно выдаваласъ опре-дѣленная руга на поддержаніе и благолѣпіе храмовъ и на со-держаніе духовенства кахъ Сѣчевой Покровской церкви, такъ Самарскаго Пустынно-Николаевскаго монастыря и всѣхъ при-ходскихъ храмовъ въ слободахъ и селахъ казацкаго посполитстава, запорожскаго подданства,—указана была на этотъ расходъ опредѣленная, въ достаточномъ размѣрѣ, часть со всѣхъ до-ходовъ войсковаго товариства,—изъ жалованья, получаемаго отъ казны, оіъ перевозовъ, отъ всякаго рода ловель, отъ лавокъ и питейныхъ сборовъ; всѣ духовныя требы, въ отстраненіе про-извола и во избежаніе пререканій, обозначены были во всѣхъ приходахъ положителъною нормою вознагражденія `). При томъ внутреннемъ, искренно-религіозном настроеніи. какимъ всегда, исхони вѣковъ, отличались запорожскіе казаки, и при тѣхъ зна-чительныхъ пожертвованіяхъ, кахія, по чувству своего религіоз-наго настроенія, казаки часто сами, добровольно, помимо вся-мхъ регулъ, дѣлали въ пояьзу церкви и духовенства, эта опре-дѣленная руга, эта узаконенная норма вещественнаго пособія на церковь и на служащее при ней духовенство достаточно поддерживали въ Запорожьѣ существованіе храмовъ Божіихъ и служившаго при нихъ православнаго духовенства.

`) 1766 г. прихожане ллатили лричту: за обвѣнчаніе имущественныхъ 1 р.; за обвѣнчаніе средственно имущественныхъ 60 к.; за обвѣнчаніе мало-имущественныхъ 40 коп.; за крещеніе младенцевъ 5 к.: за исловѣдь 1 к.; за молитву предъ Рождествомъ и Воскресеніемъ 1 к.; за освященіе пасокъ 1 к.: за похорояъ великій съ службою 30 к.; за похоронъ безъ службы 15 к.: за похоронь младенцевъ 5 к.; за сорокоусть 4 р.: за субботникь по 50 коп.: за ланихиду и отпоминанный обѣдь ло 20 коп.; отъ поминовенія въ великій постъ ло 20 к.; надъ кухликами по 5 к.; за молебень по 10 к.; отъ акафиста по 20 к.; за освященіе избы 30 к.: за записку вь метрику 5 к.


83

Школы при церквахъ и шпитали.

?зъ уцѣлѣвшихъ документовъ того времени видимъ, что, по настоянію запорожскаго Коша, какъ въ Самарскомъ Пустынно Николаевскомъ монастырѣ, какъ при Сѣчевой Покровской церк-ви, такъ и при всѣхъ почти приходскихъ церквахъ запорожскаго войсковаго подданства существовали школы для обученія каза-чества грамотѣ, молитвамъ и закону Божію, и шпшппли,—бого-угодные пріюты для нищихъ изъ всего прихода, для безродныхъ престарѣлыхъ, цля слѣпыхъ, хромыхъ и всякаго рода увѣчныхъ. Церковь съ звоницею (колокольнею), на одной сторонѣ ея—шпи-таль, а на другой—школа составляли необходимую принадлеж-ность всякаго православнаго прихода въ Запорожскомъ краѣ.

Зимовники и хутора; каплицы и светлицы съ божни-цами въ зимовникахъ; каплица Дороша.

Кромѣ упомянутыхъ нами въше селеній и слободъ, запорожскіе казаки въ своихъ войсковыхъ обширныхъ вольностяхъ  имѣли еще такъ называемые зимовники, или хутора, гдѣ жили сами и содержали свой скотъ, имѣли пасѣки, сады и огороды. По лич-ному наблюденію и осмотру князя Мышецкаго, этихъ зимовниковъ въ запорожскихъ земляхъ было въ 1736-1740 гг. до четырехъ тысячъ; въ каждомъ зимовникѣ отъ пяти до десяти и пятнадцати человѣкъ обитателей, такъ какъ къ живущимъ въ зимовникахъ запорожскимъ казакамъ весною обыкновенно приходили изъ Малой Россіи и изъ польской Украйны ихъ родные и знакомые, кои все лѣто до зимы жили   у   нихъ,   помогая  имъ   въ   ихъ   хозяйственныхъ   работахъ,   а


84

на зиму возвращались вь свои домы `), (стр. 82). Вь паланкахъ Калміусской, ?нгульской и Бугогардовской болыпе всего было этихъ зимовниковъ,—населенныхъ казацкихъ усадьбъ; въ палан-кахъ Кайдакской, Самарской, Орельской и Протовчанской ихъ было числомъ меньше; но за то эти зимовники были во всѣхъ отно-шеніяхъ богаче и далеко многолюднѣе. Въ зимовникахъ православ-ные казаки также усердно молились Господу Богу и также спасались Христѣ Іисусѣ, какъ и въ слободахъ и селеніяхъ, при святыхъ храмахъ Божіихъ; для этого, во удовлетвореніе духовныхъ нуждъ и религіозныхъ потребностей своихъ, казаки—хозяева въ нЬкоторыхъ

`) ЗапорожьеДнепровскій Низъ, изстари, изъ давнихъ временъ служило поприщемъ веселаго разгула и всякой удали, мѣсгомъ отдыха и военныхъ экзерцицій для казачества Кіевскаго и Волынскаго, Черниговскаго и Полтавскаго; самое имя залорожца, какъ рыцаря, человѣка бывалаго и удалаго, пользовалось почетомъ и уваженіемъ: всякій казакъ, соску-чившись на родинѣ тихою однообразною жизнію, покидалъ семью, оставлялъ жену и дѣтей, уходилъ изъ областей Кіевскихъ и Волынскихъ, Черниговскихъ и Полтавскихъ въ Запорожье, На Низъ, и казаковаль тамъ, сколько душе его угодно. По возвращеніи на родину, гордо удерживая за собою названіе запорожца, разсказами о Запорожьѣ, онъ кружилъ головы многихъ и располагалъ къ нему другихъ; и съ другими, въ свое время, повторялось тоже; почти всѣ казаки бывали такимъ образомъ въ Запорожье. При такой связи запорожцевъ съ Малороссіею, естественно, казачество Черниговское и Полтавское въ концѣ XV вѣка само стало называться запорожскимъ. Малороссія называлась Гетманщиною, такъ какътамъ бывали Гетманы запорожскаго казачества, а вь Запорожье, на Низу, были атаманы. Въ Запорожьѣ казаки жили по своей необузданной волѣ, не слушались Малороссіи, не боялись Россіи, грабили безъразбора татаръ, русскихъ и поляковъ, Для укрощенія дерзостей, для обузданія своеволія запорожскаго, Низоваго казачества ?мператрица Елизавета Петровна указомъотъ 19 октября 1750 г. Низовое запорожское казачестео подчинила малороссійскому великому Гетману, своему подданому; 10 ноября 1764 г. ?мператрица Екатерина повторила тоже.


85

зимовникахъ устрояли, отдѣлъно отъ жилыхъ помѣщеній, дере-вянныя или каменныя каплицы, а въ другихъ зимовникахъ изъ жилыхъ обыкновенныхъ хатъ избирали и отдѣлали особую гор-ніцу, светлицу съ божницею, въ видѣ кіота, въ ней; въ каплицѣ и въ свѣтлицѣ съ божницею всегда находилась святыня,—нѣ-сколько чтимыхъ иконъ, крестовъ и святыхъ книгъ; нерѣдко теп-лилась здѣсь и неугасимая лампадка. Во воскресные и празднич-ные дни сходилисъ сюда на молитву хуторяне; въ это время зажигались лампадки и свѣчи и воскурялся фиміамъ; монахъ-отшельникъ `) или, за отсутствіемъ его, аскетъ-пасѣчникъ, чело-вѣкъ всегда грамотный, многосвѣдущій, отрѣшившійся отъ міра, живущій между небомъ и землею, вдали отъ страстныхъ людей и ближе къ Пресвятой Богородицѣ, читалъ молитвы, акафисты и жи-тія святыхъ изъ Четій-Миней и изъ прологовъ церковныхъ и училъ православныхъ всему доброму и душеспасителъному. ?зъ из-вѣстныхъ намъ въ запорожскихъ зимовникахъ каплицъ и свѣт-лицъ   съ   божницами,   болѣе   всѣхъ   славилась   въ   запорожскомъ

`) Самарскаго Свято-Николаевскаго пустыннаго монастыря монахи, поддерживаемые и подкрѣпляемые братіею Кіево-печерскаго и Кіево-межигорскаго монастырей, постоянно путешествовали по Запорожью, посѣщали всѣ слободы, всѣ зимовники и хутора православнаго казачества, для совершенія у христіанъ церковныхъ требъ и для преподанія вѣрующимъ духовныхъ утѣшеній; нѣкоторые изъ нихъ, частію съ этою цѣлію, а частію для выкупа и освобожденія плѣнныхъ христіанъ, проникали даже въ Бахчисарай и Константинополь. Въ 1750-1770 гг. на этомъ святомъ поприщѣ особенно отличались іеромонахъ Павелъ и монахъ Поликарпъ съ бойкими и находчивыми запорожцами Андреемъ Хандалеемъ и Филиігаомъ Раздорою. Въ 1770 г. Хандалею за особыя его услуги страждущему человѣчеству, по распоряженію начальства, подаренъ клочекъ земли въ нѣсколько тысячъ десятинъ въ нынѣшнемъ Павлоградскомъ уѣздѣ. Въ 1790 г. одинъ изъ сыновей Хандалея, Алексѣй былъ протопопомъ Павлоградскимъ.


86

краю, между православнымъ казачествомъ, каменная каплица за-порожца пасѣчниіа—Дороша, въ Самарской паланкѣ, въ славныхъ Пустынно-Николаевскаго Самарскаго монастыря, насупро-тивъ и недалеко отъ приснопамятнаго въ Запорожьѣ чернечого пекла 1). Какъ только, послѣ 1720 года, заботами Миргородсхихъ полковниковъ Апостоловъ, водворилось нѣсколько въ Самарсхой паланкѣ спокойствіе и какъ толысо Самарскій Пустынно-Нико-лаевскій монастырь началъ вновь населяться и обновляться, около 1730 г. явился сюда изъ Малой-Терновки войсковой запорожскій асауль Дорошъ, старикь набожный и благочестивый, ученый по духу того времени и многосвѣдущій, въ простотѣ сердца и въ не-злобіи духа видимо пылавшій любовію къ Богу и къ ближнимъ; полюбивъ Самарскій монастыръ и уединенную, пустынную мѣст-ность его, Дорошъ поселился и остался здѣсь на всегдашнее жи-тельство; въ одномъ кутку монастырскаго лѣса завелъ огромное пчеловодство, а для молитвенныхъ своихъ подвиговъ и для всег-дашняго поминовенія утопшихъ въ Самарѣ монаховъ, устроилъ насупротивъ чернечого пекла каменную каплицу. Живя одиноко и уединенно, якъ пустельникъ и чернецъ, какъ монахъ пустынникъ и отшельникъ, Дорошъ всѣ доходы отъ пчеловодства жертвовалъ на бѣдныхъ и на Самарскій монастырь; питая самъ искреннюю. любовь и благоговѣйное уваженіе къ монастырю и къ братіи святой оби-тели, онъ тѣ же чувства всячески внушалъ и другимъ; въ своей убогой

:) Нар. Самарѣ, при г. Новомосковскѣ, и доселѣ одно глубокое мѣсто, близъ парома, называется чернечъимъ пекломъ. Разсказываютъ, что давно когда-то нѣсколько монаховъ изъ Самарскаго монастыря плыли по р. Самарѣ, по дѣламъ обители, въ городъ. Вдругъ мгновенно набѣжаль вихорь, поднялась страшная филя (буря); вода въ рѣкѣ чрезвычайно взволновалась, лодка опрокинулась, и всѣ монахи пошли ко дну. Съ того времени мѣсто это извѣстно въ народѣ подъ именемъ чернечъяго пекла.


87

каплицѣ ежедневно совершая молитвы и поминовеніе о несчастно-утопшихъ монахахъ, онъ каждую субботу, при содѣй-ствіи іеромонаховъ, служилъ въ ней открытыя панихиды о спа-сеніи и упокоеніи душъ ихъ. Подвигами строгаго поста, неусып-наго бдѣнія и непрестанной молитвы Дорошъ до того возвысилъ и усовершилъ свою духовную природу, что не разъ сподоблялся особенныхъ откровеній небесныхъ; всемогущая благодатъ Божія видимо осіявала простеца Дороша; силы небесныя, многоразлич-ныя дарованія божественныя чрезъ него нисходили на всѣхъ прибѣгавшихъ къ нему и искавшихъ у него благодатнаго утѣше-нія. Молва о богоугодномъ житіи и высокихъ добродѣтеляхъ До-роша распространиласъ далеко по Запорожъю, проникла даже и за предѣлы его. За благодатными утѣшеніями хъ Дорошу прихо-дили и его святыхъ молитвъ просили не толъко казаки запорож-скіе и жители малороссійскіе, но даже многіе изъ Татаръ и Ногай-цевъ. Однажды, въ 1749 г. къ Дорошу пришли гайдамаки, — воры и разбойники и хотѣли ограбить старика; Дорошъ, вынувъ изъ сундука деньги, положилъ ихъ на божнице предъ иконою спаси-теля Христова Николая и сказалъ разбойникамъ: "денъги Я собиралъ и собираю не для себя, а на бедныхъ и на монастырь; и эти денъги не мои, а его (указываетъ на святителя Николая): берите ихъ отъ него,если хотите". Услышавъ это, разбойники оробѣли и стали въ тупикъ. Но одинъ изъ нихъ, опомнившись, дерзко схва-тилъ рукою капшукъ (мѣшечекъ) съ денъгами, вдругь стражно вскрикнулъ и почувствовалъ себя какъ бы безрукнмъ: та рука, которою онъ бралъ деньги изь подъ иконы святителя Николая, скорчилась и сдѣлаласъ безжизненною. Вразумивъ негодяевъ и давъ спасителъный совѣтъ несчастному безрукому, какъ изба-виться отъ видимаго горя и очевиднаго наказанія Божія, Дорошъ отпустилъ разбойниковъ,  снабдивъ ихъ  на дорогу  всѣмъ необ-


88

ходимымъ. Дорошъ умеръ въ 1756 г.въ глубокой старости и по-гребенъ въ Самарскомъ монастырѣ; каплица его существовала еще долго послѣ него и всегда служила для вѣрующихъ мѣстомъ особеннаго чествованія и благоговѣйнаго поклоненія; она разру-шена татарами въ 1769 г., когда сожжено и истреблено было ими все чернечее село. ?кона святителя Христова Николая Чудотвор-ца, предъ которою старикъ Дорошъ горячо молился и въ глубо-комъ благоговѣйномъ умиленіи колѣнопреклонно повергалъ свою седую голову, по разрушеніи каплицы, обрѣтенная около обители, на пнѣ дуба, поступила въ монастырь, потомъ долго хранилась въ архіерейской ризницѣ, по случаю оглашенія въ народѣ многихъ отъ нея чудотвореній; въ 1808 г., согласно просьбѣ и желанію жителей г. Новомосковска, перенесена опять въ монастырь и нынѣ, оправленная, въ 1834 г., въ серебряно-вызолоченную ризу, стоитъ она въ главной церкви Самарскаго монастыря на видномъ мѣстѣ и служитъ для братіи святой обители и для всѣхъ богомольцевъ ея предметомъ благого-вѣйнаго чествованія и молитвеннаго поклоненія.

Патроны и покровители православнаго запорожскаго

казачества.

Давно, еще съ 1500 г. казаки поняли, освоились и сроднились съ тою святою мыслію, что величайшая слава и высшее достоинство ихъ заключается въ ратныхъ подвигахъ противъ бусурманъ и без-божныхъ агарянъ въ защищеніи и въ охраненіи отъ татарскаго и турецкаго изувѣрства христіанскихъ странъ и народовъ. При такомъ взглядѣ на свое призваніе, усматривая въ своихъ дѣйствіяхъ какъ бы нѣкоторое подобіе дѣйствіямь святаго Архистратига-Ми-хаила, защищавшаго нѣкогда славу Божію и воевавшаго для этого съ денницею-сатаною,   казаки   провозгласили   св.   Архистратига-Ми-


89

хаила Началовождемъ, Предводителемъ своего войсковаго товаришва, назвали его патрономъ, покровителем своей казац-кой общины. Съ обязанностями постояннаго ратничества, съ успѣшнымъ огражденіемъ христіанскихъ странъ и народовъ отъ нападенія татаръ и турокъ рѣшительно несовмѣстна была жизнь брачная, семейная и осѣдлая: а потому православныя казаки, основывая и устрояя за Днѣпровскими порогами свою Сѣчь, въ мѣстахъ тайныхъ и недоступныхъ, для нравственнаго поддер-жанія своего братства, обрекли себя на безбрачіе, воспретили въ свою Сѣчь входъ всѣмъ вообще женщинамъ и посвятили свою общину высокому покрову и небесному заступленію Богороди-цы—Пречистой и Пренепорочной Дѣвы Маріи,—Той, Которая Сама была браку непричастна, всегда была и осталась Прис нодевою.. Далѣе плавая постоянно на своихъ утлыхъ душегубкахъ и легкихъ чайкахъ (лодкахъ) по Днѣпру и Черному морю, по Днѣстру и Бугу, православные запорожскіе казаки, среди страш-ныхъ видимое заступничество святителя Христова Николая и яв-ное отъ наглой смерти спасеніе молитвенною силою великаго милостивца и сострадательнаго человеколюбца, многіе изъ войсковаго товариства спасались отъ тяжкаго плѣна турецкаго и татарскаго, въ Константинополѣ и въ Бахчисараѣ, единственно только по чудесному предстательству святаго Николая,—истиннаго друга и благодетеля страждущаго человечества. По всѣмъ этимъ побужденіямъ признательные православные запорожскіе казаки всегда питали искреннее, глубокое сердечное благоговѣйное къ свяіителю Христову Николаю, служили и молились Ему, какъ патро-ну, заступнику и покровителю своему. Наконецъ, имя святаго Андрея Первозваннаго, какъ просвѣтителя страны нашей и какъ перваго молитвенника о ней, всегда было близко и дорого сердцу славяно-рус-


90

скаго православнаго казачества; оно, по народному предашю, по родовому наслѣдственному преемству, всегда было памятно и священно для православныхь насельниковъ нынѣшняго Екатери-нославскаго каря. Но до половины XVI вѣка въ радахъ запо-рожскаго казачества было много иновѣрцевъ, — чужеземцевъ и иностранцевъ, для которыхъ имя святаго апостола Андрея Перво-званнаго, конечно, по самому существу дѣла, не имѣло особен-наго, національнаго значенія. Когда же, по рѣшенію Коша, въ среду запорожскаго казачества стали поступать одни только сла-вяно-русскіе православные христіане, и когда, при лучшихъ поли-тическихъ обстоятельствахъ, въ Запорожье начали приходить `), за милостынею и за сборомъ подаяній, славянскіе и греческіе мо-нахи, которые, при всякомъ удобномъ случаѣ, въ памяти казаче-ства оживляли и возстановляли имя святаго Андрея Первозван-наго, народному сознанію уясняли всю важность и великость дѣла его: тогда имя сего первозваннаго апостола сдѣлалось какъ бы на-роднымъ въ Запорожьѣ, стало патрономъ и покровителемъ всего войсковпго товариства и народа,—подданства его. Въ такихъ мысліяхъ   и   сердечныхъ   вѣрованіяхъ,   Царицѣ   небесною,   Пре-

) ?зъ древняго знаменитаго монастыря греческаго Сумелы, въ 5 верстахъ отъ Трапезунта, многіе монахи почти посгоянно жили въ Запорожьѣ. ?зь Греціи и другихъ славянскихъ земель приходя въЗапорожьѣ за сборомъ подаяній, многіемонахи навсегда оставались среди запорожцевъ, находили у нихъ ласковый пріемъ и радушный пріютъ, и соотвѣтственно своимъ силамъ и способносгямь, получали приличные мѣста. Коринфскій митрополитъ Іоасафъ повсюду сопутствовалъ Хмѣльницкому, во всѣхъ его походахъ, для ежедневнаго отправленія службы Божіей; инокъ Павелъ, грекъ, также постоянно находился при Хмѣльницкомь; игуменъ ?саія обучалъ дѣтей Гетмана Самойловича-Семена и Григорія; а іеромонахъ Герасимъ воспитываль меньшаго сына его Іакова. Знаменитые запорожцы Милашевичъ и Кальнишевскій, Колпакъ и Третьякъ, Рудь и Шульга и многіе другіе постоянно держали при себѣ греческихъ и славянскихъ монаховъ, въ качествѣ собесѣдниковъ и совѣтниковъ.


91

чистой Дѣвѣ Маріи и Архистратигу-Михаилу, вѣрному и слав-ному воителю въ сонмѣ небесныхъ силъ, святому апостолу Анд-рею Первозванному, просвѣтитслю страны нашей и первому о ней молитвенниху,—святитслю Христову Николаю, великому милостивцу и сострадательному человѣколюбцу, какъ главнымъ покровителямъ, какъ всегдашнимъ неизменнымъ патронамъ сво-ей общины, казаки-запорожцы всецѣло вручали себя и свою жизнъ, всѣ судъбы и перемѣны въ ней; имъ посвящали они всѣ паланки и слободы, всѣ селенія и зимовники въ Запорожьѣ, всѣ церкви и каплицы въ войсковыхъ  своихъ вольностяхъ; дни памяти сихъ небесныхъ покровителей казацкой общины, всѣ событія изъ жизни ихъ воспоминали и праздновали въ Запорожьѣ всегда бла-гоговѣйно и благочестно, съ особенною торжественностію и церемоніальностію; святыя иконы ихъ какъ въ церквахъ и капли-цахъ, въ свѣтлицахъ и божницахъ ставили всегда на видныхъ и почетныхъ мѣстахъ и съ особеннымъ благоговѣніемъ покла-нялись имъ; изображенія святаго Архистратига-Михаила и святи-теля Христова Николая, первоначально клеенчатыя, а въ послѣд-ствіи времени металлическія, даже серебряныя и золотыя, посто-янно носили на груди, особенно въ походахъ и при бпПіалеехь.

Путешествіе на богомолье.

Религіозная, отличителъная черта въ характерѣ славяно-русскаго православнаго народа, — путешествіе ко святымъ мѣстамъ на бого-молье, —въ народонаселеніи нынѣшней Екатеринославской епархіи, въ православномъ казачествѣ, высказываласъ издавна рѣзко и до-волъно нагляднымъ образомъ. Въ спокойные годы два раза Запорожье дѣлалосъ почти пусто и безлюдно; оставались въ паланкахъ и слободахъ, въ   селеніяхъ   и   зимовникахъ   одни  только   престарѣлые  и   болъные;


92

всѣ же прочіе, среди масляной недѣли, уходили частію въ Кіевъ и въ Матренинскій монастырь, а частію въ Самарскій, въ Лебедин-скій и Мошенскій монастыри ]), и возвращались въ Запорожьѣ уже около Пасхи; тоже повторялось въ сентябрѣ и октябрѣ мѣсяцахъ. Въ монастыряхъ правосяавнос казачество посещало святыни и слушало въ церквахъ богослуженіе; постилось и молилось, говѣло и пріобщалось святыхъ таинъ Христовыхъ. Многіе изъ запорож-скихъ хазаховъ нерѣдко путешествовали на богомолье въ святыя гору Афонскія и особенно въ Црагомирну, въ Молдавовлахійскій общежительный монастырь, гдѣ всегда большая часть мона-шествующихь была отъ Россійскаго роду, наипаче же отъ православно-именитыя страны запорожскія 2). Путешествія на богомолья предпринимали православныя казаки изъ глубокихъ, сердечныхъ чисто-религіозныхъ побужденій,—для благоугожде-нія Богу, для очищенія совѣсти и для спасенія души своей: но случалось нерѣдко, что казаки путешествовали на богомолье, вынужденные   къ   тому   какимъ   нибуь   несчастіемъ,   во   испол-

1)        Мошны-мѣстечко въ Кіевской губерніи, нынѣ-имѣніе графа
Воронцова. Отъ 24 августа 1788 г. Потемкинъ писалъ Фалѣеву: "строеніе
на Днепре, въ Мошнахъ, не мало стоитъ денегъ, при худомь весъма успехе;
сіе меня побуждаетъ тамошнюю верфъ уничтожить", а 27 апрѣля 1789
г. дѣйствительно приказалъ въ Мошнахъ строенія судовъ болѣе не
производить, а завести верфь на ?нгулѣ и перевеституда инструменты и
рабочихъ.

2)        Жители Молдавіи исповѣдывали православную вѣру, совершали
богослуженіе на церковно-славяискомъ языкѣ, употребляли письменность
русскую и, независимо отъ мѣстнаго румынскаго нарѣчія, во многихъ
мѣстахъ говорили языкомъ Днѣстровской и Днѣпровской Руси.
Множество природныхъ русскихъ, во времена татарщины и другихъ
бѣдствій, въ XIV, XV, XVI в. выселялось цѣлыми осадами въ Молдавію;
а въ другія времена, и молдаване, тѣснимые турками и деспотизмомъ
своихъ господарей, выходили въ Русь и селились здѣсь Въ Запорожье
всегда было много природныхъ молдаванъ,-волоховъ, какътогда вообще
говорилось.


93

неніе только своего обѣта. Такъ Кальнофойскій въ Тератургиме повѣствуетъ, что однажды нѣсколько казаковъ, во время страшной бу-ри на морѣ, въ виду явной смерти, дали обѣтъ, что если только спа-сутся они отъ гибели, то непременно отправятся въ Кіевъ и послужатъ печерскимъ иконамъ двѣ недѣли въ черной работѣ; по милости Божіей спасшись отъ наглой смерти, они въ точности выполнили свой обѣтъ.

Гаджет магазин
гаджет магазин
avplaza.ru
Ссылка на гидру
ссылка на гидру
hydraruzxpnew4et.com
Электромонтаж
электромонтаж
sintez-crimea.ru


Реклама на сайте
Яндекс цитирования

Рассылки Subscribe.Ru
Генеалогическое древо семьи